«Культура» иркутского дрэга

«Культура» иркутского дрэга

«Культура» иркутского дрэга

Об уличных гонщиках отзываются плохо: шумят, гоняют где попало, хулиганят на улицах. На фоне общего дорожного хамства практически незаметны культурные гонщики-нелегалы, ответственно подходящие к организации своих состязаний. Корреспондент IRK.ru побывал на закрытом слете одного из иркутских рейсерских клубов. Здесь он выяснил, насколько реально провести в Иркутске безопасные уличные гонки без поддержки автоинспекции.

Трубим общий сбор

Пятница, около полуночи. Натужно гудя моторами, на сквозную парковку пригородного супермаркета подъезжают все новые и новые машины. В окружающем действе нет той картинки, что обычно показывают в кино про стритрейсеров. Примечательных гоночных авто — с характерным тюнингом и лихой боевой раскраской — единицы. В большинстве же погонять приехали обычные на вид иномарки. Промелькнули в толпе и несколько малолитражек. Однако внешность обманчива — внутри машин скрыты мощные узлы и агрегаты.

— О, дьяволесса подтянулась, — уважительно заметил один из гонщиков, оглядывая место сбора.

Ядовито-красная Toyota Supra, к которой и относилась эта реплика, уже несколько минут кружила по стоянке. Не найдя где приткнуться, машина вдруг взяла разгон и ушла по трассе, огласив окрестности зычным рыком турбированного мотора. Как мне рассказали позже, в эту «дьяволессу» вложено порядка 3,5 миллионов рублей, а мощность ее движка составляет внушительные 800 «лошадей».

«Культура» иркутского дрэга

В какой-то момент от обилия «железных коней» становится тесно — редкие авто, в столь поздний час решившие срезать путь через стоянку, уже с трудом разъезжаются со стритрейсерами. И именно на месте сбора, в первый и единственный раз за ночь, на горизонте появляются правоохранители — патрульная машина, сопровождающая инкассаторскую. Участники слета провожают кортеж веселым улюлюканьем и свистом.

На улице заметно холодает, но немногие отсиживаются в теплых салонах. Гонщики и сопровождающие их группы поддержки высыпают из машин и разбиваются по компаниям. В группках идут оживленные беседы и споры — о машинах, запчастях, да и просто о жизни. В этом, как признаются организаторы, и состоит важная миссия подобных клубных слетов — наладить связи между людьми, влюбленными в романтику ночных гонок, окультурить рейсерскую тусовку.

После получасового простоя на парковку подтягивается внедорожник организаторов гонок. Из машины выходят лидеры клуба — взрослые люди. Судя по хору одобрительных приветствий, они пользуются уважением среди собравшихся. Да и, к слову, в клубе представлены люди самых разных профессий и занятий: предприниматели, заводские и офисные работники, студенты и многие другие. Это в корне разбивает миф о гонщиках-нелегалах как увлечении для «беспредельного молодняка».

Людское море на парковке оживает, закипела подготовительная работа. Ответственные за безопасность гонок заранее разбирают рации и светоотражающие жилеты. Словоохотливый веселый заводила Саша объявляет план действий на предстоящую ночь.

— Сперва едем на объездную Шелехова, там будет дрэг, — объясняет мне Саша, стараясь перекричать галдящих вокруг участников слета. — До места движемся организованной колонной, по обеим концам трассы выставляем посты, чтобы следить за движением. Дальше на сквер — делаем красивое общее фото на память. Потом на «Джем-Молл» — подрифтовать. И в конце будет салют.

Гонщикам объясняют условия состязаний и напоминают про элементарную вежливость на дороге.

Тут же, в свете фар одной из машин, составляют список желающих «погонять». За 10 минут все формальности были утрясены. Участники слета быстро сбились в колонну и дружно выдвинулись за город, на объездную трассу.

Жажда скорости

До места старта еду со Степой — одним из координаторов колонны. В его машине беспрестанно шипит рация. В перерывах между частыми радиопереговорами он рассказывает, что стритрейсинг — это хобби. В обычной жизни парень работает на иркутском авиазаводе. В клубе же Степа состоит с момента основания, а в нелегальных заездах участвует уже несколько лет.

— Я хорошо разбираюсь в электронике, в устройствах связи, и в этом плане помогаю при организации гонок, — признается Степа. — А для вчерашнего клубного автопробега в честь 9 мая выручил немного в другом — мой друг работает на оптовой базе, через него выгодно купили свежие цветы, которые дарили ветеранам.

Впереди нас — уходящая в гору многометровая «змея», окрашенная в красный цвет задних габаритов. По прикидкам Степы, сегодня собралось примерно 40 машин. Это неожиданно много для открытия сезона — обычно на первые в году клубные «покатушки» собиралось не более 30 одноклубников. Среди участников хватает и новичков, и опытных гонщиков, серьезно вложившихся в доработку своих железных «коней».

— Трудно сказать, сколько выходит подготовить машину для гонок, — немного подумав, рассказывает Степа. — Если серьезно менять основные агрегаты, может выйти примерно 150—200 тысяч рублей. Опять же, смотря для чего готовить машину — для дрэга или дрифта. Иногда, судя по затратам, получается все равно что собрать новый автомобиль.

На месте, рыча моторами, своей очереди на гонку уже ждут водители. Рассредоточившись по обочинам на месте старта, ожидают экшена немногочисленные зрители. Не теряя времени, на обозначенном участке участники расставляют посты по обеим концам трассы. Это основное требование безопасности — пока с постов по рации не дадут отмашку о том, что дорога свободна, ни один гонщик не сдвинется с места. Проезжающие мимо машины рейсеры не задерживают, а наоборот — вежливо пропускают.

«Культура» иркутского дрэга

Канонические 402 метра для дрэг-заездов отмеряются «на глазок» — это первые заезды сезона, потому строго к отмеренному расстоянию придираться нет смысла. На старт выходят два рейсера. Дуэль — у кого быстрее реакция и лучше «прокачано» авто. Все в лучших кинотрадициях — девушка дает отмашку, пара машин срывается с места, в доли секунд превращаясь в красные точки где-то вдалеке. Зрителям же остается наблюдать дымный след жженой резины и вздрагивать от рокота мотора. Фон всего действа — зарубежный хип-хоп.

Впрочем, бывалые зрители и члены клуба отмечают, что драйва в прошедших автодуэлях было маловато. Координатор гонок Саша объясняет это просто — многие серьезные гоночные авто еще не готовы для состязаний.

— Многие «заряженные» машины еще стоят в гаражах и готовятся к сезону, — усмехаясь, рассказывает Саша. — Так что самое зажигательное у нас впереди. Но и сегодня представлены хорошие интересные тачки, на прошлом открытии сезона в основном одни «тазы» были.

На один из заездов попадаю и я. Едва успеваю защелкнуть ремень безопасности, машина гонщика Кирилла с ревом срывается с места. От нагнетающей скорости тело ощутимо вжимает в кресло. Парень неуловимыми движениями переключает передачи — вторая, третья, четвертая… Размытым пятном в правом окне проскальзывает улица, а машина по инерции несется дальше, в чернильно-черную даль пустой магистрали. Несколько секунд адреналина, ощущение полета и ревущей звериной силы своего железного коня — это действительно стоит усилий, вложенных в подготовку авто, признается Кирилл.

— Я не пью и не курю, мне это просто не нужно для развлечения, — объясняет Кирилл свое пристрастие к гонкам. — Для меня гонки — это очень важное увлечение, я в него вкладываю всю душу, всего себя. Драйв, адреналин, победа.

Дело кончилось салютом

Два часа ночи. До сквера Кирова добирается только треть гонщиков, участвовавших в дрэг-битвах на объездной. Оставшийся в строю народ высыпает из машин. Поступают предложения подрифтовать на площади перед «серым домом», но организаторы эту инициативу пресекают. Проезжающему мимо патрульному «Форду» стритрейсеры весело машут руками.

На месте одноклубники решают, что дрифт на «Джем-Молле» отменяется. Все по той же причине — специально подготовленные для этого машины все еще пылятся в гаражах, готовясь к предстоящим состязаниям. Заметно поредевшая колонна рейсеров пролетает по пустым ночным улицам к знаковому для местных дрифтеров месту — площади перед «Трудом».

В центр площади водружают коробку фейерверков, поджигают фитиль. Усталые, но довольные глаза гонщиков с интересом всматриваются в яркие всполохи на фоне звездного неба. И кажется, будто эти праздничные огни над площадью действительно важны собравшимся. Ведь расцвеченное небо знаменует наступление жаркого сезона уличных гонок.

«Культура» иркутского дрэга

Стритрейсерский слет прошел без аварий и стычек с гаишниками. К слову, отсутствие автоинспекторов организаторов явно огорчило. Возможно, где-то в подсознании каждого гонщика-нелегала сидит это желание — столкнуться с представителями власти. Это добавляет их занятию интереса не меньше самой гонки.

— Все спокойно прошло, аж противно, — усталым голосом говорит Миша, один из руководителей клуба. — Хоть бы раз гаишники появились. Ничего, мы еще поставим город на уши!

При всей подобной браваде лидеры клуба не ищут неприятностей и не идут на открытую конфронтацию с правоохранителями. Более того, готовы всячески содействовать автоинспекторам. В частном разговоре лидеры клуба признались, что многие городские автолюбители просто не доросли до цивилизованных уличных сходов. Недавний печальный опыт — тому подтверждение.

Клубный междусобойчик под названием «Ночная жара» в марте этого года обернулся хаосом и общегородским дорожным коллапсом из-за сотен машин, оккупировавших несколько городских магистралей. Завидев поздно вечером на сквере Кирова нарядную рейсерскую тусовку, мимо проезжающие группы отдыхающих компаний на машинах стали подключаться. В какой-то момент процент любопытных превысил критическую массу. Кто-то скомандовал: «Вперед!», и сотни разношерстных авто рванули по улицам. Рассеять толпу и пресечь беспорядки удалось с большим трудом.

Потому членство в клубе теперь получить крайне сложно — правила приема серьезно ужесточены. Приглашения на предстоящий слет — только между «своими», и то за несколько часов до сбора. А свое водительское мастерство и культурные навыки участникам тусовки надо постоянно показывать, что называется, наглядно.

***
Уже глубокой ночью возвращаюсь домой с Эдиком, одним из членов клуба. В эту ночь парень посетил слет в роли зрителя — его Subaru Legacy на несколько месяцев застрял в автосервисе. Сам парень, по собственному признанию, в обычной, дневной, жизни работает электриком. А в ночной ипостаси стритрейсера-нелегала Эдик пребывает более 4 лет.

— Гонки, они как наркотик, — устало облокотившись на руль, объясняет парень. — Именно нелегальный статус придает особый драйв, что ли. Было дело, ГИБДД организовывало легальную дрэг-битву. Но это совсем не то: нет того драйва, что при нелегальных заездах. Но не надо считать нас «беспредельщиками». Я не откажусь от уличных гонок, но с удовольствием бы катался по хорошей специальной гоночной трассе, если бы такая у нас в Иркутске появилась. Но дело это уже висит несколько лет без движения.

Культура вождения большинства иркутских водителей действительно удручает. Но при встрече с единичными лихачами, возомнившими себя королями уличных гонок, не спешите покрывать бранью всех стритрейсеров подряд. Культурные гонщики-нелегалы днем ездят с вами по одним дорогам, трудятся с вами бок о бок, уделяют время родным и близким. А на старт выходят глубокой ночью, вдали от жилых домов, не тревожа сны горожан — просто иначе они не могут.

Андрей Щепин, IRK.ru. Фото Екатерины Косыгиной

Оригинал статьи: irk.ru 

Видео с данного мероприятия!

(Visited 15 times, 1 visits today)

Комментарии:

This Post Has 0 Comments