Мотоцикл «Урал» уходит в историю — сборочное производство в Ирбите (Свердловская область) останавливают

Мотоцикл «Урал» уходит в историю — сборочное производство в Ирбите (Свердловская область) останавливают

09.03.2024 0 Автор admin

Мотоцикл «Урал» уходит в историю, а вот за «Минск» белорусы будут держаться и дальше. О печальной судьбе российского завода.

Русский мотоцикл «Урал», похоже, окончательно уходит в историю — сборочное производство в Ирбите (Свердловская область) останавливают.

Вроде как временно, однако учитывая то, что фирма принадлежит американской компании, стоит, возможно, говорить об окончательной кончине марки. В связи с санкциями «новые раритеты» из России перестали покупать, за 2023 год продажи упали в два раза до совсем смешных цифр.

По итогам 2021 года Ural продал 2400 мотоциклов по всему миру, из них в России лишь 70.

Большинство продукции (90%) компания экспортировала в страны дальнего зарубежья — США, Канаду, Евросоюз, Австралию, Японию.

Результаты 2023-го плачевные — всего 400 байков. Попытка обхода санкций через посредство организации сборочного производства в Петропавловске (Северный Казахстан) успеха, естественно, не имела.

По словам исполнительного директора завода Владимира Курмачева, это произошло «в связи с проблемами, которые возникли».

Ирбитский мотоциклетный завод (ИМЗ) останавливают на полгода, как объявлено, для модернизации цехов. Хотя о каких таких цехах идёт речь не очень понятно, от некогда огромного завода осталась самая чуть — помещение, где из импортных компонентов скручивают «русские» мотоциклы.

Ничего своего нет, гаечки и шайбочки — привозные. Не говоря же про моторы и КПП. В основном поставки идут из Китая, хотя до 2022 года были и комплектующие из иных стран. Ранее в год «производилось» около 1150−1200 мотоциклов, все — с колясками, «одиночки» давно уже не выпускаются. Продукция шла исключительно на экспорт, так как в России покупателей на жуткий аппарат за 1,5 млн рублей не было в принципе. А иностранцам — в диковинку.

Более того, непонятно был ли это обход или нечто иное. 96,37% ООО «ПК Ирбитский мотоциклетный завод» принадлежит ООО «Группа ИМЗ Урал», которая на 100% принадлежит Ural Group, Inc. (США)…

«Планируем в этом году собрать примерно 700 мотоциклов. Вообще можем собрать и две тысячи, и три тысячи — вопросов никаких нет. Если будет заказ, мы их соберем. Другое дело, что нет заказа», — говорил недавно исполнительный директор ИМЗ Владимир Курмачев.
Очень сомнительно, завод, похоже, окончательно уходит в светлое прошлое. Как и все прочие производства мотоциклов, которые были на территории РФ.

Судьба ИМЗ печальна и вполне типична. После развала СССР предприятие прихватизировал известный олигарх Каха Бендукидзе и быстро довёл завод до ручки. Хотя стоило всего немного вложить и нам бы не прошлось сегодня покупать подержанные импортные байки.

В середине 90-х немцы предлагали продать лицензию, а также оборудование для выпуска мотоциклов BMW серии R-100. Знаменитый «последний железный BMW» тогда снимали с производства, вместо него на конвейер ставили «электронный» R-1100. При этом рачительные германцы готовы были реализовать всё устаревшее производство, которое для нашей страны, напротив, было бы передовым.

Однако у российского капитала — особый взгляд на деньги. У немцев ничего в итоге не купили, а потом завод, из которого хитроумный Бендукидзе выкачал все средства, стал быстро загибаться. Да и продукция его, ведущая свою родословную из 40-х годов ХХ века, была не особо востребована.

Проект «новый русский мотоцикл», анонсированный в «нулевых» прокремлёвским байкером Александром «Хирургом» Залдостановым, оказался полным фейком. Никакого отечественного оппозитного мотора объёмом 1,2 литра никто так и не увидел, а потом вообще случился какой-то трэш.

Тот самый «новый русский мотоцикл» по имени «Волк» в 2015-м таки представили, но он оказался затюнингованным итальянским Moto Guzzi California. Об этом на своей страничке в Facebook сообщил создатель и руководитель «Луркоморья» Дмитрий Хомак.

А сам руководитель проекта на мероприятии вел себя странно.
После этого Хирурга перестали пускать в Кремль, власти вообще сделали вид, что этого человека не существует. ИМЗ, который ещё Каха отдал топ-менеджерам завода — после того, как вывел оттуда последние копейки — влачил жалкое существование. Но долго так длиться не могло, и неизбежный конец, усугублённый американским правом собственности на русский мотоцикл, наступил. Вполне закономерно.
Что еще остается у «мотоциклетов»?

Завод имени В. А. Дегтярева (г. Ковров, Владимирская область) жив — это оборонное предприятие, там у них всё неплохо. Производят, как и ранее, пулемёты, армия покупает. Завод принадлежит миллиардеру Игорю Кесаеву (сеть магазинов «Диски» и не только). Оружием торговать выгодно, мототехникой — нет. Поэтому её производство ликвидировано.

Хотя именно на этом предприятии был создан первый советский квадроцикл ЗДК-175 4ШП, разрабатывались и другие перспективные модели. В начале 2000-х с конвейера ещё сходили наследники «Восхода» — лёгкие мотоциклы «Сова-175» и «Сова-200». У них уже был современный внешний вид, хорошие тормоза, более мощный двигатель — их покупали. Олигарх всё производство мототехники прикрыл.

В начало 90-х Ижевский мотозавод вступил, наверное, лучше всего подготовленным — к серийному выпуску доводили модельную линейку «Орион» с 550-кубовым четырёхтактным двигателем и современным дизайном. По сути, он ничем не уступал зарубежным аналогам-одноклассникам, и, наверное, именно поэтому данный проект убили.
На заводе внезапно возникли проблемы с финансами, причём, как говорится, на ровном месте.

Потом куда-то испарилось специально купленное импортное оборудование, начались и иные «чудеса».
В середине «нулевых», как раз вскоре после объявления о начале «вставания с колен», мотозавода не стало. Частично оборудование спасли, энтузиастам удалось выкупить часть станков, и они не попали в чермет, куда их уже везли. Именно поэтому сегодня ещё можно купить «родные» запчасти и даже новый двигатель в сборе.

«Есть моторы от „Юпитера“ и „Планеты“, новые. Картеры ещё советские — остались запасы. Цилиндро-поршневые группы пока делают, шестерёнки к КПП тоже. Сколько это продлится непонятно, ведь оборудование не вечное. Но пока делают», — рассказывает торговец мотозапчастями Виталий.
От «Ориона» не осталось ничего, всё ликвидировали под корень. То же производство гидропневматических передних вилок с дисковыми тормозами, которых успели поставить на конвейер, «зачистили» полностью. Явно неспроста, хотя спрос на эти узлы был, причём огромный — ими модернизировали мототехнику прежних лет выпуска.

А ведь был ещё проект Иж-8.201 «Вега» с роторным мотором и передовым дизайном, который и сегодня смотрится более чем современно. Причём полностью отечественный, сделанный без применения каких-либо импортных запчастей!

К слову, Белорусы свой Минский мотозавод сохранили, более того, по сравнению с прежними временами там освоили новые модели. Двигатели, конечно, по большей части привозные, но своё производство им и не потянуть — страна не самая богатая. Но производство собственных моторов тоже есть.

Россия бы смогла делать и моторы. Более того, собственные компактные мотоциклетные и мопедные двигатели нам нынче очень нужны — для БПЛА.
Но их нет, приходится закупать за границей. Хотя недавно ведь делали сами, например, в Питере на заводе «Красный Октябрь» выпускались компактные двухтактные моторы серии «Д». Почему-то их производство возобновлять не собираются, впрочем, как и другой мототехники — по всей стране.
В СССР знали, понимали — мототехника это не только для досуга, но и для обороны. Сейчас ситуация усложнилась многократно. Ведь производство российских беспилотников постоянно находится в подвешенном состоянии — оно зависит от того, удастся ли закупить движки. Своих-то нет, а приобрести удаётся не всегда.

(Visited 1 456 times, 204 visits today)